Реализуем проекты: "Эстафета поколений", "Молодые учат пожилых"

Главная новость

Есть такая организация!

29-10-2019 Hits:896 Главная новость Super User - avatar Super User

В связи с тем, что общество «Знание», созданное в 1947 году по инициативе академика С.И. Вавилова, ликвидируется,  в Тульской области создана и активно работает организация «ЗНАНИЕ-ДАНКО», в которую входят участники Великой Отечественной войны, труженики военного...

Подробней

            Глава первая. Корни

У каждой семьи всегда есть корни, связывающие семью с Родиной.  Именно через корни семьи проходит и развивается прямая связь с Родиной, любовь к Родине,   как мы нынче называем -настоящий патриотизм.

Говорят в народе: «Семья – это семь я»  Так начиналась наша семья Шеиных.  Семь человек было нас  в одной семье: бабушка, папа, мама, четыре сына. В таком составе наша семья жила только четыре месяца в 1934 году. Фотографий в то время в деревне, конечно, никаких не было. Корнем  семьи была бабушка Александра, её звали в деревне бабушка Лексуха. Царство ей небесное!                                                                                                                                                                                 

А теперь - представьте: 1875-й год, Тульская губерния,  Ефремовский уезд, деревня Красная. Я могу  представить эту деревню в 1875-м году по рассказам бабушки и потому,  что был там, на том месте, где была деревня Красная (значит КРАСИВАЯ!)  в 2010 году. 

Вот  что я там увидел:  высокий берег реки  Птань неописуемой красоты, заросший  деревьями и травою склон берега тоже неописуемой красоты. Не верите?  Езжайте и посмотрите сами, но... боюсь, что землю эту уже купили и начали переделывать под европейский стандарт. Это  нынче...  А тогда, в 1875-76 годах, как рассказывала бабушка,  они плели на рогах коровы корзину из  прутьев и вечером корова возвращалась с корзиною, полною ягод.    Нынче ни коровы, ни корзины, скорее всего  и ни ягод.  ПОЧЕМУ? - это отдельный разговор...                                                                 

                Бабушка родилась... Что я  говорю?!  - Бабушка не могла родиться - родилась девочка в 1870 году в деревне Красная  у Кривенцева Устина. Девочку назвали Александрой.         Только семь лет прожила девочка Александра с родителями в деревне Красная (КРАСИВАЯ!)  Не знаю доподлинно как было, но бабушка  рассказывала, что её родители, возвращаясь из церкви, заблудились во время сильной метели и  замёрзли насмерть.  Когда я на автомобиле - вездеходе, который мне дал для поездки глава района,  летом ехал из Ефремова в Красную, то понял,  что сейчас там дороги нет, а что же могло быть в 1877 году?    Церковь и поныне стоит на высокой горе, как символ веры, до которой около 30 километров примерно надо было добираться.   Да-а... нынче в церковь  пойти в  такую даль  желающих  трудно найти.  Бабушка  говорила, что её родители конечно в раю.                        .                                                                                                                            В 1878 году в возрасте около восьми лет  девочку Александру, оставшуюся  без родителей,     увёз  в бескрайние оренбургские степи  родной дядя,  то есть брат отца.                     Это было большое движение крестьян на  свободные земли.                                                    Как их встретила оренбургская земля?                                                                                                          Нам в наше время трудно даже представить героизм (иначе я не могу назвать)  переселенцев на новые земли.    По рассказам бабушки  первую зиму они  перезимовали  несколько семей в одной большой яме.   Я её помню, эту яму, в ней во времена колхоза закладывали силос  на зиму для скотины. По моему она и сейчас в основном цела, эта,  теперь уже ставшая исторической, яма.  Мне бы хотелось  побывать  у этой ямы, поклониться ей.   А мои молодые земляки и не знают, к сожалению, об этом. Недалеко от ямы, ставшей домом, вырыли колодец  (без воды нельзя!)  Как они его  копали,   не могу даже  представить, ведь   глубина - 27 метров!                 Из инструментов  тогда могли быть только лопата и ведро с верёвкой из конопли, которой рядом  росло очень много даже и при мне. Сейчас почему то  она исчезла.                             Выручал Скорняков Илья Андреевич, который раньше всех поселился на  этой земле.              Был он офицером в оренбургском казачьем войске и за верную  службу  эта земля принадлежала ему. Когда потом, после революции 1917 года, начали раскулачивать, то  вся деревня  стала защищать Скорняковых и их, конечно, в основном раскулачили, но  самих Скорняковых и их дом, не тронули, уж очень они помогали всем. В  советское время Скорняковы честно работали в колхозе, а их дети и внуки стали    видными  людьми нашего времени.  Скорняков Николай Алексеевич, внук Ильи Андреевича, был моим лучшим другом   в школе.  После семи классов мы с ним расстались и встретились  только через   40 лет, когда  оба были уже на пенсии,  я -после 30-летней службы в армии, а Николай  ушёл на пенсию директором вагоностроительного завода в городе Сызрань  Самарской области. Ныне Николая нет в живых, к большому сожалению. Чудесный   человек, как и все Скорняковы!

                Как вы поняли, конечно, бабушке было не до учёбы в школе, да и школы то не было.  За три с половиной километра, в селе  Кариновка, работала  церковно-приходская школа  (4 класса).  Но разве у бабушки могло быть время ходить туда и учиться?  Это была бы большая роскошь в то время - надо  от зари до зари  вкалывать  в поле  и строить  жильё - не зимовать же  опять в общей яме!                                                                                                                           В  Кариновке, где также были переселенцы из Тульской губернии, в том числе и из деревни Красная,   построили церковь,  Когда бабушка, простите,  девочка Шура  первый раз  зашла в  церковь, она была поражена всем, что там  происходило  ( ведь её папа и мама  погибли после посещения церкви),  стояла  молча и только глаза выражали такое волнение, что это заметил   во время службы   дьякон.  Когда окончилась служба, он подошёл к девочке и спросил, почему она не пела молитву.

-Я не знаю молитву,- тихо ответила девочка.

-Как, ни одной!?- удивился дьякон  -А сколько тебе лет?

-Говорят, десять, я не умею считать...                                                                                                                                            Дьякон заинтересовался девочкой и подарил ей псалтырь, чобы она по нему училась читать.  И Шура, моя будущая бабушка,  стала заниматься, как  бы нынче назвали ,  САМООБРАЗОВАНИЕМ. И когда только через год Шура  пришла в церковь, дьякон был поражён: девочка весь  псалтырь не только свободно читала, но и пела    молитвы.                Дьякон рассказал об этом попу,  который тоже заинтересовался девочкой.                             Когда поп узнал. что девочка сирота, то встретился  с  дядей Шуры и предложил, чтобы девочка   пела в церковном хоре.   Вот так Шура стала часто посещать  Кариновскую церковь, а потом  её  определили  на работу церковным  старостой.  Это было по тем временам, да и нынче, большим доверием к человеку.                                                                                                                     Вот так: не имея совершенно никакого формального образования, девочка Шура в условиях для нас невиданных физических трудностей (  представить даже трудно в каких условиях жила эта круглая сирота)  она стала одной из самых грамотных в округе -  её  стали приглашать на молебны в дома, на похороны, чтобы отпевать усопших. А вот писать грамотно она так и не научилась за всю жизнь - умела только расписаться одним словом "Александра" для бумаг. Ведь ей никто, представляете - никто не мог рассказать как надо писать буквы - просто было некогда окружающим, занятым постоянной работой на выживание в условиях, когда кругом одна степь, даже дорог не было, были только направления, куда надо  или можно идти. И не дай  Бог зимой оказаться во время бурана в степи. Пушкин в "Капитанской дочке" попытался описать  буран в оренбургской степи, но ведь он практически не видел настоящего бурана, когда рот нельзя открыть- сразу забивает снегом, а ноги передвигать в появившихся сугробах ой как тяжело!  Хорошо, если ещё не потерял направление куда идти - ведь можно и в овраг  провалиться...

                Нынче вон и дороги  асфальтные и машины по 200 лошадиных сил и МЧС,           готовая придти на помощь, а люди обмораживаются и даже погибают. Вот такая она, очень красивая, особенно летом, да и в любое время года, ОРЕНБУРГСКАЯ СТЕПЬ...                            Вот я сравниваю растительность оренбургской степи с растительностью других степей, где пришлось бывать.   Таких растений, как в Оренбуржье, нигде не видел. Возьмём, к примеру, овсюг. Нигде я его не встречал, а ведь это уникальный вид - положи семена овсюга в воду -  произойдёт чудо; овсюг начнёт переворачиваться всячески,  кувыркаться, такое впечатление, как будто он хочет выскочить.                                                                   

Или кислятка. Она такая вкусная, кисло-сладкая - ешь на здоровьё, что мы и делали в детстве при первой возможности собрать кислятку в суходоле (это такая неглубокая лощина в степи с красивыми маленькими берёзками).                                                                   

                А борщёвка - кто её  пробовал?    Мы её молоденькую ели с большим аппетитом, а из стареньких  стеблей  вырезали дудочки и на любой мотив играли мелодии. В 1999 году в Тульской долине я увидел старую борщёвку и стал вырезать из неё дудку ( вспомнил детство), а наутро побежал в госпиталь - все губы   оказались в волдырях, оказывается там яд  и с этим борщевиком ведут борьбу, уничтожают его и никак не могут вывести.                                                                                                                                      

                Одно из самых    красивых  растений в оренбургской степи - это ковыль. Кто его видел, особенно во время цветения, эта картина останется в памяти на всю жизнь: настоящее степное море с волнами.

                И ещё такие растения характерны для оренбургской степи, как татарник, дикий чеснок. Всё не назовёшь - уж слишком многообразно красива эта степь, перемежающася  лощинами, долинами, балками  с такими хрустальными родниками, что мне до сих пор хочется пить и пить  эту  живительную влагу.          Это я узнал в детстве, когда жил с бабушкою в деревне,  которую назвали (кто и когда - не знаю) Черновкою.  Почему Черновкою - тоже пока мне неизвестно. А у бабушки Лексухи (тоже не знаю почему её так называли) уже не спросишь.                                                                                                                                      Вавила Шеин в возрасте 10 лет вместе с семьёй в 1878 году прибыл в Оренбургские степи. Он стал мужем Кривенцевой Шуры. У них родились четыре сына: Абрам, Андрей, Григорий и Тит.                                                                                                                                     Про Абрама мне известно только то, что он был портным, шил хорошо шубы из овчины.. Умер скорее всего холостым, потому что о его детях и родных никто  ничего никогда  не говорил.                                                                                                                                                Андрей женился на Туркиной Христине ( я её звал "тётя Хрестя"),  у них родился сын Фёдор ( я его звал "братка Федя"), а самого Андрея я никогда не видел: в первую мировую войну он был пластуном-разведчиком, награждён за героизм Георгиевским крестом ( а может и не одним - рассказывали, что геройский был парень),  как уполз однажды в разведку - так до сих пор неизвестно, что с ним случилось - пропал без вести.                     Тётя Хрестя всю жизнь верила, что он живой, вернётся, с этой мыслью и умерла, воспитывая сына, внучку, внука, а жила всё время со снохой  Настей из  Харькова, откуда её привёз сын Фёдор после службы в  Красной Армии.                                                                                        Григорий женился на Шеиной Анне Семёновне.  В её семье было четыре сестры: Поля. Анна, Маша и, кажется, Рая - точно не знаю. А вот у Григория и Анны родились четыре брата, один из них, самый младший - это я, Колька Гришкин, как звали меня в Черновке.                                                                                                                                                                                           Григорий  воевал в первую мировую войну, был наводчиком станкового пулемёта "Максим", награждён за мужество Георгиевскими крестами ( не знаю сколько), был произведён в унтер-офицеры, по контузии демобилизован, затем опять воевал в гражданскую войну в 1-ой революционной армии, где командармом был Гай, заболел тифом, лечился в Оренбургском военном госпитале и уволен из армии.                                                Тит был самый младший, он тоже воевал на фронте Первой мировой войны, в одном из боёв  попал в газовую атаку со стороны немцев, еле выжил и демобилизован из армии по состоянию здоровья, вскоре умер, не успев жениться.

Фото: Nat-geo.ru

  • Комментарии не найдены