Реализуем проекты: "Эстафета поколений", "Молодые учат пожилых"

Таковой состоялся 27 февраля 2019 года в центре военно-патриотического воспитания города Тулы.   Около двадцати организаций подписали договоры о совместной работе по проекту.

С одной стороны выступили общественные организации, с другой – волонтёры.     Каковы историческая значимость и необходимость активной и совместной работы по проекту?       Если говорить об исторической значимости, то эстафета поколений, как таковая, практически всегда     была в нашей стране Это сама жизнь во всех её проявлениях. где поколения меняют друг друга, передают традиции. А если говорить о необходимости эстафеты поколений, то в разное историческое время несколько изменяются формы и методы этой работы, но суть остаётся одна –необходимость патриотического воспитания каждого человека применительно к конкретной эпохе.

            Вспоминается военное время. Мы, дети военного времени, все были волонтёрами, не зная этого понятия – просто была острейшая необходимость быть таковыми, не другими, работать с утра до ночи, а порою и ночью, вместе со старшими поколениями для хоть малейшего вклада в общую победу. И это не слова, а поток необходимых дел, и другого выхода просто не было.            Нас никто не заставлял работать, не агитировал и не уговаривал, не собирал на собрания и заседания- на это времени не было, а только сплошная необходимость –работать! Среди детей военного времени я не знаю ни одного плохого человека, их просто не могло быть. Необходимость в жизни- выше всего!

            Вот реальный экспромт-рассказ о жизни мальчика в военное время в тылу. Советую прочитать. Начнём с зимнего дня.

                                   Один день в военное время

Примерно 6.00, часов не было, бабушка определяла время по созвездию «Стожары. А если пасмурно, то по личному чутью.   Над моим ухом голос бабушки:

-Колькя,   вставай, а то не успеешь в школу! Стожары высоко, воду для коровы я нагрела, можешь поить корову,   кизяки и дрова надо принести, у порога лёд поколоть ломом, а то председательница опять будет ругаться.                                                                                         Правление колхоза - в нашем доме, в бывшем правлении родившиеся зимой колхозные телята живут, там тоже нужна моя помощь, но это после прихода из школы, когда:    -надо убрать грязную солому для подстилки, принести воду вёдрами из колодца, принести свежей соломы, если она есть во дворе, а если нет, то ехать на санях за нею на другую сторону речки Казачки, с собой не забыть взять вилы, лопату на всякий случай, байстрык и верёвку для крепления соломы на санях. Но это потом…

            А пока: - принёс тёплую воду корове, она гулко вздыхает и медленно пьёт, чтобы согреться. Дал корове сено, смешанное с соломой, принёс кизяки и дрова, которые вчера нарубил на огороде (сухие сучья). Завтрак пришлось взять с собой в карман ( боюсь опоздать). Единственную тетрадку на все предметы сунул в голенище валенка, вышел на улицу. Красотища какая! Луна сияет и как бы улыбается мне (больше некому)! Звёзды подмигивают друг другу. Воздух свежий, свежий,   я окончательно проснулся, стал бодрым. На улице тишина, только слышен скрип снега под моими большими, оставшимися от отца валенками. Вот дом Володьки Левакина, в окне горит свет Стучу в окошко, Володька подходит к двери, дёргает за ручку, открыть не может: снег замёрз и не пускает дверь. Моя помощь валенками не помогает, пришлось бежать по сугробам ко двору, где Володька, подсвечивая керосиновой лампой, сунул в отверстие для выброса навоза   лопату. Вышел Володька, за ним выскакивает его мама, суёт ему кусок хлеба на дорогу.   Примерно такая сцена у дома Мишки Литвинова, потом у Кольки Скорнякова и вот   вчетвером по заснеженной тропинке выходим за деревню. До школы, если идти через горы по тропинке, три с половиной километра. Если идти по накатанной санями дороге, то это будет вокруг горы и составит более четырёх километров. А мы наверное опаздываем, часов ни у кого нет. Скорыми шагами через гору в колонну по одному дошли до школы…

            Когда вернулся из школы, бабушка успела дать мне горячие щи с чёрным, чудесно пахнущим хлебом. Только проглотил, председательница колхоза говорит:                     -Коля, надо отнести Некрасовой Марии письмо казённое. Отдай, и сразу уходи. мало ли что в письме. Я бы сама отнесла, но пока светло, надо к амбарам идти, помочь Косте Черепову выдавать зерно для отбора на семена, пока бурана нет.                                   Костя Черепов, весь прошитый пулями на фронте, работал кладовщиком, физически ничего делать не мог. Председательница Елена Кузьминична Храпова тоже была на фронте в звании старшего лейтенанта, контуженная –работали все, кто сколько мог. Мужа Некрасовой Марии   по сообщению из военкомата привезли со станции Сырт (18 километров от деревни) в санях, завёрнутого   в тулуп без рук и без ног.                                          Когда подошёл к дому Некрасовых, успел заметить, что тётя Маша  вилами тащит во двор солому. Я её окликнул, отдал письмо, хотел сразу уйти, но она попросила:                -Коля, ради Бога, зайди в дом на минутку, спроси, не надо ли чего мужу…                       С волнением вошёл в низенький дом, на кровати лежало короткое тело, только заросшее лицо видно. Некрасов (не помню его имя) попросил дать ему водички попить. Я набрал полкружки воды,   раздался страшный крик со двора. Быстро дал попить и выбежал, увидел тётю Машу, лежащую и голосящую на снегу:                                                                                  -Господи, Господи,- голосила она,- Митеньку, сыночка… убили. убили, как теперь жить!!!                                                                                                                                                       На крик прибежала старенькая соседка, стала успокаивать. Я не выдержал, пошёл домой, уже темнело, у меня много работы и уроки учить надо. А завтра в 6.00 опять в школу за три с половиной километра. Учиться надо!

  • Комментарии не найдены